Все новости
Социум
23 Апреля 2019, 18:09

Скорая на помощь!

Она вместе со своими коллегами борется за жизнь пациента до его последнего вздоха и даже после него... Другого выбора просто нет

Она вместе со своими коллегами борется за жизнь пациента до его последнего вздоха и даже после него... Другого выбора просто нет


Старший фельдшер службы скорой помощи Людмила Емельянова из той категории людей, для кого профессия стала призванием, причем на всю жизнь.

Еще после седьмого класса на летних каникулах она работала санитаркой в хирургическом отделении. И тогда поняла - ее это, по душе. Главное, по силам и способностям помогать тем, кому плохо из-за болезней. Уже тогда сотрудники и пациенты ласково называли ее сестричкой. И вопрос - куда пойти учиться - перед ней не стоял.

После восьмого класса Людмила поступила на фельдшерское отделение Белорецкого медицинского училища. Директор школы не хотел отдавать документы, он считал, что в мединс-

титут ей прямая дорога. А у них старшая сестра уже училась в вузе, двоих студентов семья не потянула бы... Училось легко, потому что нравилось, все было интересно и полезно. Была старостой группы, занималась научной работой. Помимо учебы ночами успевала подрабатывать санитаркой в родильном доме города Белорецк.

Однажды ей пришлось в автобусе оказывать неотложную помощь женщине с приступом эпилепсии. Об этом случае позже появилась заметка в местной газете. Сколько гордости и стимула для старательной студентки!

После училища устроилась работать в отделение «Скорой помощи».

- В те годы в смену работала лишь одна машина с одним фельдшером, а второй медик в это время должен был дежурить у телефона. Работали по графику: месяц - диспетчером, месяц - на выезде. Как мои наставники говорили, надо было набираться опыта.

Незаметно пролетели шесть лет работы. Решили они тогда с мужем, пока молодые, попытать счастье на Севере. Так оказались на Камчатке, где с 1986 по 1992 годы она трудилась заведующей фельдшерским пунктом Северо-Восточной экспедиции геологоразведочной партии.

Приходилось заниматься всем - зашивала раны, принимала роды, осматривала больных, назначала лечение и сама же его проводила, выписывала больничные листы. Сама себе начальник, сама себе подчиненная, единственная надежда для всех захворавших людей... Удаленность от центра составляла 55 минут лету на вертолете. Летательный аппарат, кстати, однажды рухнул, набрав, правда, небольшую высоту. К счастью, ни с ней, ни с пассажирами ничего страшного тогда не случилось.

- Камчатка в первую очередь запомнилась тем, что именно там родился наш сыночек, - вспоминает моя собеседница. - Роды начались внезапно, на два месяца раньше положенного срока. Погода была в тот день нелетная, поэтому обязанности акушерки пришлось выполнять ...мужу. Я же помогала советами. Туго пришлось моему Василию, но он с честью выдержал это испытание.

После Камчатки, вернувшись в Учалы в 1992 году, пошла работать в дневной стационар медсестрой, пока вакансий в скорой не было. Но как только появилась возможность, вернулась в родное отделение. Временно была назначена старшим фельдшером. Но, согласно поговорке, нет ничего более постоянного, чем что-либо временное.

- Работу свою очень люблю. Мне нравится все. Во-первых, непредсказуемость. Каждый новый день приносит что-то новое: новые вызовы, новые люди, различные ситуации. Скучать не приходится! Во-вторых, коллектив. О каждом из фельдшеров можно написать книгу, ведь случайных людей у нас нет. Они неравнодушны к чужой беде. Каждому пациенту уделяют максимум сочувствия и внимания. Молодые фельдшеры все, как один, собранные, грамотные люди, способные в любое время дня и ночи оказать полноценную помощь, а опыт - дело наживное. Меня очень радует то, что они хотят работать, совершенствоваться. Мои коллеги умело совмещают теорию с практикой, не боятся спрашивать, советоваться, проявляют иск

ренний интерес к разбору сложных случаев. Постоянно повышают свой профессиональный уровень. Особо хочется отметить тот факт, что в нашем отделении нет текучести кадров. От уровня квалификации фельдшера во многом зависят жизнь и здоровье больных, поэтому требования к профессиональной подготовке из года в год возрастают, - рассказывает Емельянова. - Едва ли не каждый второй вызов анализируется в нашем коллективе. Часто

возникают обсуждения по поводу того или иного диагноза, поставленного пациенту. Наши фельдшеры не могут просто оставить больного в приемном покое, они обязательно в итоге выяснят, что же было с ним - то ли коронарный синдром, то ли ЖКБ...

Фельдшер скорой помощи часто вынужден работать в условиях, когда порою и небезопасно: оказывать неотложную помощь при криминальных травмах, дорожно - транспортных происшествиях, стремительных родах, суицидальных попытках и так далее.

- Иногда случается, что бригада обнаруживает криминальный характер вызова, но при этом потерпевший или окружающие люди просят никуда не сообщать. Но мы просто обязаны известить о происшествии дежурного диспетчера и полицию! Нередки случаи, когда родственники больного настроены негативно, а иногда и агрессивно, сетуя на несвоевременный, по их мнению, приезд бригады, недостаточную укомплектованность медицинской аппаратурой и многое другое.

- Каждый вызов - это своеобразное испытание, опыт. Запомнился, к примеру, вызов к месту дорожно-транспортного происшествия. Юношу - велосипедиста, ехавшего с рыбалки, сбил автомобиль. Вызванные на место аварии фельдшеры сделали все, что было в их силах, но травмы парня были несовместимы с жизнью. Бригада скорой вернулась в отделение сама не своя... На ребят было жалко смотреть. Забрызганные кровью, в шоке от увиденного, от бессилия что-либо изменить, - как призналась Людмила Емельянова, к смертям, к человеческим страданиям невозможно привыкнуть. Горше всего, когда травмируются или даже гибнут маленькие дети, особенно, если по неосторожности, по глупости взрослых.

- Несмышленые малыши получают ожоги, отравления, электротравмы. Страшно, когда ничем не можешь помочь, не можешь заставить дышать. Помнится, фельдшеры не могли сдержать рыданий, когда годовалая девочка умирала от отравления кислотой... Когда от замыкания проводки торшера получил электротравму полуторагодовалый мальчишка. Его бездыханное крошечное тельце наш фельдшер нес с четвертого этажа и не прекращая реанимационные мероприятия, беспрестанно твердил: «Только живи! Только живи...»

Но фельдшеры не боги. Каждый такой случай остается в душе незаживающей раной, вечным напоминанием о чьей-то халатности,

беспечности или безалаберности. И своей вины. Хотя, вроде, ни в чем нельзя упрекнуть - боролись за жизнь пациента до его последнего вздоха и даже после него...

Дина Казеева.


Номер газеты: № 32 (23.04.2019)